21 Апр 13

greendom

На вопросы отвечает Ю.Н. Петерсон, строитель и предприниматель, продвигающий экологичные и экономически выгодные строительные материалы и технологии.
Сегодня он расскажет от том, как отходы превращают в полезные строительные материалы, не несущие экологических угроз.


Юрий Николаевич, сегодня мы хотели бы обсудить, как договаривались, ваши новые продвижения в производстве неавтоклавных ячеистых бетонов. Вы говорили, что появилась возможность использовать отходы?

Вот один из важных аспектов экологичности нашей технологии — вопрос о возможности использования разного вида отходов. Ну, естественно, отходы нужно сначала проверить, установить их безвредность для здоровья людей и окружающей среды. Наиболее впечатляющие возможности в этом — использовать золы ТЭС. Во-первых, у каждого крупного города имеются теплоэлектростанции. Во-вторых, почти все крупные ТЭС в значительной мере используют для получения тепла и электричества уголь. И отходы — зола, копятся в золоотвалах вокруг города и ничего доброго не приносят. Накопление золы является проблемой №1 для электростанций.

Мы сейчас с Новосибирскэнерго работаем, нам отдают помещения для производства, предоставляют некоторые льготные условия и главная причина, по которой они это делают, — хотят, чтобы мы использовали для производства блоков золу ТЭС. Потому, что сегодня золоотвалы переполнены, у разных ТЭС по-разному, но запаса емкостей, хватит на сроки от 1 до 3 лет.

Что такое золоотвал? Это огромная куча золы, через которую просачивается вода, попадает в реки, попадает в почву. Это, конечно, не зола от сжигания мусора, но она все же содержит разные вредные вещества, в том числе — канцерогенные, которые попадают в природу.

Ну, не очень она чистая, эта зола. Кроме тяжелых металлов, там могут содержаться вредные органические соединения. И это может вызвать скепсис у потребителя. Может, все же золе поискать применение не в жилье, а в других сферах?

Давайте так говорить: во-первых, мы используем наименее вредную золу с ТЭЦ. Во вторых, разумеется, все материалы должны быть проверены на соответствие всем санитарным нормативам.

Когда зола лежит в золоотвалах, она пылит, загрязняет воздух и вреда приносит значительно больше, чем когда находится связанной в блоках. Материал, который в стену заключен — он ведь несвободный; та же минеральная вата связана в стенах полимерными связками. Но минеральная вата постепенно высвобождается в воздух и загрязняет его.

Полимерные материалы все, абсолютно все, выделяют в воздух кто стирол, кто фенол, кто формальдегид, кто диоксины и т.д. Ведь экологическая ситуация особенно напряжена в городе, где и от выхлопных газов некуда деваться. Теперь представьте огромные «дворцы», которые все время строят и отделывают пластиками; со всей их поверхности стен выделяется что-то вредное, это большая нагрузка на воздух, на здоровье. А вот из ячеистых бетонов, даже с применением отходов, ничего не выходит. Это материал, который в воздух ничего не отдает. И это большое достоинство неавтоклавных ячеистых бетонов с экологической точки зрения.

Много было уже попыток использовать зольные отходы ТЭС. Их пытались и в дорожное строительство пустить. Поначалу это было приоритетным направлением. Казалось бы, там были все резоны: экономические, экологические… Но, как всегда в нашей стране, это почему-то никуда не пошло. Я говорю о Новосибирскэнерго, о золе с их ТЭС. Мы их силами природоохранных структур заставляли, даже принуждали, но это почему-то не привилось. Может быть, у вас это дело пойдет.

Я надеюсь. То, что я вкладываю свои скудные средства в развитие производства, говорит, что я вижу перспективу развития этого материала. В том числе — из золы.

Скажем, чтобы расширить производство сибита вдвое, а производители мечтают это сделать, нужны очень большие деньги. Нам для нашего производства на ту же мощность нужно ровно в 15-20 раз меньше средств.

А из чего люди предпочтут строить, имея достаточно денег?

Ну, у нас покупали блоки и строили дома очень небедные люди. Думаю, проблема здесь не в том, что богатые выбирают кирпич, а в том, что они ничего другого не знают и поэтому считают кирпич лучшим. Хотя, повторяю, и в гигиеническом, и в экологическом отношении, и с точки зрения прочности и теплозащиты наш ячеистый бетон превосходит кирпич.

В европейских странах пытались шлаки после сжигание мусора использовать для дорожного строительства. Но это оказалось невыгодно: приходилось покрывать шлаки обволакивающими материалами, чтобы не вымывались загрязняющие вещества в окружающую среду. Выгоднее оказалось эти шлаки все же захоронить. Не получится ли у вас изготовление блоков из отходов слишком дорогим?

А мы не собираемся делать блоки из шлаков мусоросжигательных заводов. Даже шлак из котельных мы использовать не собираемся, там ведь могут многие угли использовать, состав нестабильный, режим сжигания — тоже, их трудно контролировать. Зола ТЭС — другое дело. Она из известного сырья, постоянного, отработанного, которое достаточно стабильно по составу.

Кроме золы ТЭС имеется довольно много других подходящих отходов. Ну, например, сейчас мы работаем с институтом, который предложил использовать отходы добычи ценного материала. Берут породу, ее измельчают, флотируют, и получается в отходах мелкий «песочек». Этот «песок» горнодобывающая промышленность производит в огромных количествах, который потом лежит в горах отвалов, и с ним не знают как поступать. Так вот, мы его попробовали в качестве сырья — прекрасные результаты!

Привезли нам и отходы камнеобработки, которые также производятся в огромных количествах и которые тоже не знают куда девать. Опять отлично получается! А ведь это отходы, которые не знают, куда девать, за которые платят большие штрафы.

Ну вот, как и оказалось, что еще одним большим плюсом нашей технологии производства неавтоклавных ячеистых бетонов является широкая возможность использования отходов, конечно, после всесторонней проверки и подработки технологии. Когда одним выстрелом двух зайцев убивают, это всегда выгоднее экономически. Ну, и это благотворно скажется на природе, надеюсь, тут экологи нас поддержат. Пока отходы лежат в отвалах, они всегда имеют возможность загрязнять среду И уголь, и металлы добывали и будут добывать, а отходы будут накапливаться. Вот мы сейчас находим им применение, а это, согласитесь, большой плюс.

Комбинированное решение экономически выгодно: не надо специальных денег тратить на утилизацию, на захоронение, на рекультивацию. Вот золы — мы не можем их все использовать, тем более, мы пока работаем с бурыми углями, сделана технико-экономическая оценка различных других видов использования — например, засыпать овраги или дороги. Или проводить рекультивацию: казалось, насыпать гору, засыпать ее землей и деревьев насадить — очень просто. А оказалось, все это очень дорого. На сам золоотвал нужно 500 млн. рублей, а на рекультивацию — еще больше.

Но ведь рекультивация должна закладываться в цену угля на шахтах и на электроэнергию?

Она закладывается в цену электроэнергии (по золе), а то, что не выполняется — это уж однозначно.

Ну тогда они себе рентабельность повышают, не выполняя часть заложенных в смету мероприятий.

Конечно.

Кстати, у меня мысль появилась, давайте обсудим. В Германии за утилизацию отходов платит тот, кто их производит. Полученные деньги делятся между теми, кто собирает и вывозит, теми, кто перерабатывает или теми, кто захоранивает отходы и следит за безопасностью. Нельзя ли удешевить ваше производство блоков из золы за счет средств, заложенных на рекультивацию? На самом деле, они обязаны выделять вам хотя бы часть этих денег.

Вопрос очень интересный и, конечно, он справедливый. Но я его даже не ставлю. Вы понимаете, и без того довольно сложно. Я уже больше года занимаюсь этой золой. Мы проделали уже часть работ для подготовки производства, сейчас я везу оборудование за свой счет, я буду платить аренду, хотя и совсем небольшую, за помещение, которое под производство предоставляет Новосибирскэнерго. За золу и то с меня будут брать деньги.

Так они должны вам платить за эту золу!

Больше того, даже сама транспортировка золы до золоотвала обходится 250-300 рублей. Если я беру золу на ТЭС, они этих расходов не имеют. Так что вроде уж бесплатно они мне должны отпускать. Нет, они хотят на этом наживаться. Поэтому я сегодня даже не ставлю об этом вопрос. Сегодня мне надо запустить процесс, убедить людей, что материалы из золы наших ТЭС экологически чистые, что они пригодны для строительства жилых зданий. Ведь использование зол — вопрос с такой бородой! Золы давным-давно пытались применять и в разных аспектах, вот теперь в этом направлении и мы пытаемся его решить. Если решим, то с дальнейшими вопросами — откуда брать деньги, кто будет платить, наверное справимся.

Ну, вы запускаете так называемый пилотный проект. Но в принципе, производитель этого отхода — золы — должен платить.

Конечно, должен. Раньше экономический эффект считался с масштабах Союза или народного хозяйства. Сегодня каждый тащит себе, и вытащить этот кусочек у него изо рта вряд ли удастся. Это вопрос болезненный.

Мне, например, в «Новосибирскэнерго» обещают помочь со строительством крупного завода. Помощь заключается в получении кредита. Кредит мы будем брать, а «Новосибирскэнерго» выступит поручителем.

На ТЭЦ-3 мокрое золоудаление?

Нет, практически все виды золоудаления комбинированные. С котла зола поступает в мультициклоны или фильтры электростатические. Это сухая зола. Потом она сбрасывается по трубам в специальные лотки, там мощные насосы смешивают ее с водой, туда же подается шлак, и вся эта шлакозольная смесь уже по трубам гонится за сколько-то километров на золоотвал. А в начале пути зола, которую мы и используем, совершенно сухая. Больше того, есть несколько камер, и зола разделяется по размерам частиц: крупная, мелкая, средняя. То есть, если есть желание, можно даже по фракциям брать. В целом цифры такие: буроугольных зол ТЭС-3 в год вырабатывает около 100 тыс. тонн. Мы можем пока что максимально использовать 60 тысяч тонн.

Мне бы еще хотелось остановиться на таком аспекте. Жилье — одна из основных потребностей человека, и масштабы его возведения огромны. И влияние строительства на природу — производство стойматериалов, самого строительства, содержания жилья, очень велико. Оно сопоставимо с влиянием промышленности.

Это и есть часть промышленности, причем значительная.

К сожалению, это не все и не всегда видят. А вот, например, в Китае, где с 2010 года запрещено производство красного кирпича, исходили именно из этого — производство кирпича материалоемкое, и энергоемкое. Они сейчас кирпич еще применяют, но те, кто его применяет, платит штраф. Скоро я поеду в Китай, где будет обсуждаться вопрос о строительстве завода на 220 тысяч куб. м с использованием золы. Это чуть ли не два «Сибита». Все зависит от потребностей. А наше производство очень гибкое и позволяет не только делать производство разной мощности, но и наращивать производство, если понадобиться.

Сейчас наукоград Кольцово собирается купить у нас завод, потому что там предполагается большое строительство. Они не хотят возить с «Сибита», они и у нас брать не хотят, а хотят поставить завод и на месте производить эти блоки.

Если потребность в блоках отпала, можно демонтировать завод и перевезти в нужное место. Или сделать передвижное производство: на баржах или, как в Казахстане собираются, в железнодорожных вагонах, контейнерный завод, а энергию получать от дизельной станции.

Такое производство было бы очень подходящим для МЧС, но, к сожалению, они не заинтересовались контейнерным заводом. Оказалось, выгоднее из Канады возить, не для страны, конечно, для отдельных чиновников.

С другой стороны, канадские дома — это дома под ключ. Если бы у вас были не просто блоки, а готовые стены, чтобы вы привезли дом, который можно собрать за неделю. У канадских домов за счет композитов очень легкие стены. Конкурентны ли вы с точки зрения легкости дома и скорости его сборки, не размышляли об этом?

Размышлял и постараюсь вас убедить.

Первое, эти дома не являются капитальными. Это легкий дом, который легко строится, но так же легко разрушается. Ладно, в Америке привыкли — снесло дом, ладно, построим новый. Для нас это потери огромные. С моей точки зрения, капитальный дом, при прочих равных условиях, лучше временного.

Теперь, Вы говорите о выпуске под ключ, а знаете, чем это обеспечено и чем достигается? Канадские дома вместе с канадской технологией, конечно, хороши, но требуют определенного уровня экономики, знаний, квалификации. Канадский дом состоит из большого количества элементов, которые недоступны небольшой или небогатой стране. Там и специальные утеплители, для которых нужны специальные заводы. Для этих заводов нужно специальное сырье, специально обученные люди и даже специальная наука.

Для этого дома нужны специальные отделочные материалы. Ведь их отделывают не штукатуркой и не обоями, а оклеивают специальными пластиковыми листами.

Для этого нужны специальные элементы конструкции. То, что нам тут пытаются на деревянные брусочки посадить, это, конечно, не очень правильное решение.

Канадский дом — это инженерно оборудованный дом. Он, как правило, обеспечивается электроотоплением. Это не русская печка и даже не газовый котел. Это автоматизированная электронная система, рассчитанная на бесперебойное снабжение. У канадского дома нулевая теплоемкость, и если Чубайс отключит электроэнергию, то в таком доме сразу замерзнут. У нас такие финские дома строились, в них же жить было нельзя, потому что нет той культуры энергообеспечения, надежности.

Само обслуживание дома требует известных знаний. Приходят обученные электрики, проверяют, как эта система-компьютер работает, заменяют какую-то панельку, не дожидаясь, пока система откажет. У нас же этого ничего нет.

Совсем маленький пример. Малая толщина стен достигается эффективным утеплителем. Но чтобы он не намокал, внутрь ставится пленка. Специальный двухслойный паровой экран, чтобы влага из помещения не шла в стену и там не конденсировалась. Он должен быть сплошной. Вы согласитесь жить в полиэтиленовом мешке? Чтобы этого не случилось, они делают специальную систему вентиляции или куперации. Эта система тоже обслуживается специалистами, которые должны быть грамотными. И канадский дом делает не одна фирма, а, как правило, 2 десятка фирм. Поэтому канадский дом в своем высококачественном виде доступен только стране, которая обладает всеми сложившимися технологиями. Всю инфрастуктуру надо еще создать. А мы не готовы к такой работе. И больше того, она достаточно дорогая. Если мы выпускаем этот аспект и другие, о которых я уже сказал, то мы получаем плохое жилье.

Наше производство, конечно, можно сделать и под ключ, здесь никаких сложностей нет. Это будет: завод для производства блоков, звено, которое строит, и субподрядчики, которые делают электрику, водопровод — как обычно. Но это все отработано, на это есть все нужные специалисты. Можно строить капитальные надежные дома из того, что мы имеем под руками.

Под ключ можно строить любые дома, и канадские, и наши, из газоблоков. Причем, дома из газоблоков можно отделывать по высшему разряду, можно по более скромному. Дома канадские в этом отношении менее гибкие, там все стандартизовано, и поэтому удешевления не предполагает.

А можно ли используя газобетон, сразу сделать готовую стену, как панель?

В принципе размеры блоков могут быть разные, они определяются целым рядом особенностей. Из неавтоклавных ячеистых бетонов делали панели размером в комнату. В Ангарске с использованием золы ТЭЦ. Из них строили дома. Но эта панель требует арматуры, требует термообработки, она намного дороже оказалась, чем блоки. Второй момент — из блоков можно сделать дом любой конфигурации. Сейчас в Томске из газоблоков собираются даже храм строить. Из панелей строят модулями, возможности менять конструкцию ограничены.

Наконец, этот материал, как все пористые материалы, имеет усадку. Когда делаем большой блок, усадка будет большая. У панельных домов страдают швы, потому что панель большая. Температурные и влажностные деформации собираются на большом размере и в месте, где проходит шов, проявляются в полную меру. И, наконец, технологический момент. Из мелкой формы я могу готовый блок вытащить через 3-4 часа. Панель будет готова через 24 часа, еще ее нужно пропаривать и тратить дополнительную энергию. Вот почему для промышленного производства мелкие блоки на порядок выгоднее, чем большие. Сегодня более 90% изделий из ячеистого бетона делаются в виде мелких блоков.

Конечно, поле развития ячеистых бетонов очень большое. По оценкам Госстроя потребность в этом материале не обеспечена и перспективы увеличения его производства — 15-20-кратные. Конечно, учитывая, что нужно строить новое жилье, вытесняя менее качественные и при этом более дорогие материалы. Это даст снижение стоимости жилья. Ведь кредиты и ипотека стоимость жилья только повышают, снизить его может без ухудшения качества только новая техника или технология. Ячеистый неавтоклавный бетон — один из элементов новой техники. Хотя бы и из отходов.

Раздел: Живая планета





Обсуждение закрыто.