27 Фев 15

W4vEVQg9BKE

В этом году всеми любимому Ботаническому саду исполняется 65 лет. 24 февраля. Именно в этот день в 1949 году Сталин подписал соответствующее постановление. Конечно, время для организации ботанических садов было выбрано не самое веселое. И создавались они изначально не для развлечений. Главный Ботанический сад страны в Москве был организован в 1945 году, Новосибирский – в 1947 году, наш – в 1949-м. Основной задачей вновь созданных учреждений провозгласили сохранение генофонда флоры России и его преумножение.

Это работы по селекции на благо народного хозяйства страны. С тех пор прошло немало времени, были периоды расцвета с постоянным обильным финансированием, и упадка, когда Ботанический сад выживал исключительно за счет энтузиазма и самоотверженного труда его сотрудников. В самые тяжелые годы они сумели сохранить коллекции, и это самое главное. Я не берусь судить время, в котором мы живем, оно не хорошее и не плохое. Мы не выбираем время – мы просто работаем. Выполняем задачи, которые ставит государство, академия наук. В учреждении находится крупнейшая и редчайшая в России коллекция генофонда растений.

Мы сегодня – крупнейшее хранилище генофонда растительного мира, в основном у нас собраны сорта цветочно-декоративных растений, виды редких реликтовых растений. Наша коллекция насчитывает более пяти тысяч таксонов (виды и сорта различных видов растений, — прим. ред.). Какие-то имеют декоративную ценность, какие-то – лекарственную, какие-то важны для сохранения природы. Помимо охранительных функций, мы занимаемся мониторингом растительного покрова, а одно из основных направлений – ботаническое, экологическое образование населения. И результаты этой деятельности налицо.

Ботанический сад должен быть максимально доступным местом. По большому счету, он нужен для того, чтобы улучшать общество. Когда человек с малых лет выходит на контакт с природой, в него закладывается важнейший фундамент. Он начинает понимать, как все это растет, как правильно ухаживать за растениями, как функционирует экосистема в целом. Мы благодарны людям, которые приходят и платят 100 рублей за вход, потому что каждый рубль, каждая копейка идет на благоустройство сада. Мы сейчас работаем над несколькими проектами – в частности, проводим реконструкцию территории и делаем там азиатский сад. Уже видны общие контуры будущего восточного оазиса, сделана беседка в японском стиле, аллея сакуры, которая была подарена обществом любителей сакуры префектуры Гифу, идет очень серьезная реконструкция оранжереи, совершенно новым обликом которой можно будет насладиться уже к ноябрю. На все это мы не имеем права тратить бюджетные средства – они идут исключительно на науку. Понятно, что сегодня без входной платы мы не выживем. Почему процветает вандализм? Потому что люди воспитаны так, что просто не умеют воспринимать окружающий мир эстетически – только потребительски. А у человека, который будет знать только названия растений, уже не поднимется рука их ломать или вырывать.

лесосад

Очень простой пример. Довольно интересная программа была в свое время разработана корейским правительством. После Корейской войны, многочисленных пожаров, у них не было лесов. Там довольно крутосклонный рельеф, и весь слой плодородной почвы буквально смылся паводками. Леса осталось примерно 10% на южной части Корейского полуострова, на территории современной Южной Кореи. Они поставили себе цель – восстановить леса. Была разработана очень серьезная государственная программа с большими деньгами. И каждую неделю там проводились экологические «субботники». Все должны были выйти и участвовать в восстановлении лесов. Объем работы там был проделан колоссальный. Сначала надо было террасировать горы, а там «скальник», как и у нас. Потом нужно было на спине занести на гору плодородную почву, насыпать ее в специальные лунки. Затем нужно было посадить растение, огородить его специально, чтобы его не сдуло ветром и не смыло очередными паводками.

И усилия не прошли даром. Уже в 90-е годы они вышли на такой показатель, как 80% озелененной территории. На это потребовалось 40 лет, но они сделали это с ноля. Это замечательный опыт. Мы, к большому счастью, до такой деградации наших лесов еще не дошли. У них важнейшее дерево — корейский кедр. А в Корее все, что имеет эпитет «корейский», является важной составляющей их деятельности, культуры. И они стали выращивать корейский кедр масштабно – на плантациях. Целью было получение древесины и урожая семян. С древесиной у них ничего не получилось, потому что идет изменение климата, и сейчас довольно сильно повысилась температура на Корейском полуострове. При таких условиях древесина просто теряет свои качества, она ни для чего не пригодна. А с семенами – успех. Корея сейчас вторая по экспорту семян корейского кедра на мировой рынок после Китая.

В нашей Уссурийской тайге на данный момент корейский кедр занимает гораздо большие площади, если сравнивать с Китаем. И мы должны перехватывать лидерство в этом вопросе. И в других тоже, потому что кедры корейские – это не единственные, как вы говорите, дары тайги, которые могут приносить экономическую пользу региону. Продвижение не древесной продукции леса на мировые рынки — это очень серьезный вопрос, который, к большому сожалению, еще не сильно разработан. Нет людей с опытом для продвижения таких технологий на мировые рынки.

Сейчас идет эпоха бурного строительства в г. Владивостоке. Это связано с освоением новых больших территорий, в том числе и лесных. Нас окружают уникальные леса, которые содержат много редких растений, занесенных в Красную книгу. И сейчас существует довольно серьезная угроза генофонду этих растений. Владивосток и небольшая часть побережья, примыкающая к морю – это довольно специфический климат, где часто развиваются ценные популяции редких видов растений. И любое индустриальное строительство очень сильно затрагивает этот генофонд. Эту угрозу генофонду надо компенсировать, мы сейчас этим серьезно занимаемся. Идет глубокая проработка по разным сортам, по разным видам растений. Что это значит? Нужно собрать хороший, разнородный очень качественный посевной материал, т.е. семена, прежде всего, сделать генетически совершенно разнородные посадки растений в наших условиях. Затем опять вынести в природу и посадить там, где они будут чувствовать вне опасности, и где, по крайней мере, в ближайшие лет 50, их не затронет индустриализация.

Раздел: Ландшафтный дизайн





Обсуждение закрыто.